Responsive Ad Slot

Из цикла "Неведомое"

Книги

О сайте

2004 год “Прямой эфир до утра”

9 октября 2011 г.

Тахара Соичро 
Тахара: На самом деле 27 февраля был вынесен смертный приговор Сёко Асахара. Итак, давайте начнем.
Что касается смертного приговора, то его все ожидали, но и в газетах, и даже на суде характер Асахары сильно критиковали.

Говорили, что он низкий человек, честолюбивый и что есть комплекс, из-за того, что у него не видят глаза. В действительности, вот что передали газеты «Недостойный основатель секты», или же, присоединившись к суду, писали «главарь террористов в конце концов замолчал». Хотя он просто не мог встать на суде.

Миядзаки Тэцуя: Он шесть с половиной лет совершенно не говорит. Ну не только с тюремщиками, а вообще абсолютно ни с кем.

Симада: Нынешние последователи и люди, оставившие организацию, думают, что в том, что Асахара не разговаривает, есть глубокий смысл.

Тахара :Возможно, Асахара через 100 лет станет основателем организации.


- Возможно. Если исходить из нынешнего течения событий - это возможно.

Тахара: Так и станет, если будут вести такое вздорное судебное разбирательство.

- Чем больше нападки на личные качества Асахары, тем выше он поднимается.

Миядзаки Тэцуя: Проблемы, появившиеся на судебном процессе, это лишь малая часть. И необходимо подумать, что же было на фоне всего этого. По сути, этот инцидент не был разрешён.

- А почему сам Асахара не говорит об этом? Ведь если он заговорит, все проблемы разрешатся.

Кобаяси Ёсинори
Кобаяси: Потому что он не должен был говорить. В газетах его просто раскритикуют и на этом все закончится.

Тахара: Скажу больше, суд не может судить религию. Так же, не может судить за идеи. Может судить только то, насколько это было бесчеловечно.



 Миядзаки Тэцуя: Отложив в сторону то, о чем он думал, все равно как следует не понятно, что он сделал.

Тахара: Вот поэтому мы и проводим эту программу

Миядзаки Манабу
Миядзаки Манабу: Проблемой становится, насколько суд может прояснить суть религии. Суд это то, что судит незаконные действия, и не может судить ничего больше. И  те, кто пытаются судить за то, какие были идеи, и какие чувства он испытывал тогда-то, ошибаются.

Тахара: На самом деле в 91 году мы проводили передачу, где шли дебаты между Асахарой с его религиозной организацией и наукой о счастье. И там присутствовал господин Симада. На самом деле в дебатах принимало участие много участников, включая господина Симада.

Многие участники дискуссии говорили: «все же, АУМ - это нечто настоящее, Секо Асахара - настоящий». Не  говорили, что наука о счастье это мошенничество, говорили, что АУМ - подлинная вещь. И по телефону тоже было подавляющее большинство подобных мнений.

Я многократно встречался с Мураи Хидэо, Фумихиро Дзею и адвокатом Аоямой, и прежде всего, хочу сказать, что они очень серьезные мужчины, и безусловно мужчины, с высоким уровнем интеллекта. 

Как я уже говорил, Мураи вступил в Аум, подумав: «все в этом мире фальшивка, терпеть не могу, одна лишь ложь, скопление желаний, хочу стать Чайкой по имени Джонатан Ливингстон» (повесть-притча, написанная Ричардом Бахом; рассказывает о чайке, учившейся жизни и искусству полёта самостоятельно; также может считаться проповедью о самосовершенствовании и самопожертвовании).

У меня есть вопрос. Если бы у Асахары был бы такой плохой характер, и он был бы подделкой, стали бы в него верить такая группа людей? Господин Симада, что вы думаете?


Симада Хироми
Симада: Сначала в зале заседания Асахара изложил свое мнение, но об этом практически не сообщалось. В тот момент он использовал слова «Святое Безразличие». «Святое безразличие». Это из буддийских 4-х великих неизмеримых состояний души, в то время часто используемых в АУМ.

Короче говоря, на первом заседании суда, излагая свое мнение, он говорил, что это абсолютная незаинтересованность и безразличие по отношению к происходящему. И больше ничего не говорил.

Я не знаю, болен ли он душевно или нет, но то, что он сказал в начале, с того момента и до вынесения смертного приговора он сдержал.

Тахара: Понятно.

Симада: Может такое сделать обычный человек или нет - это вопрос.

Миядзаки Тэцуя: Я хочу спросить у господина Симады.

Возможно ли, чтобы человек, в какой-то степени занимающийся практикой в течение шести лет, сохранял святое безразличие и совершенно молчал?

Симада: Религиозные деятели Индии делают такие вещи, которые сложно представить, поэтому, наверное, возможно.

Миядзаки Тэцуя
Миязаки Тэцуя: Вы думаете, что именно такая вероятность выше?

Симада: Сначала я подумал, что он пытался это сделать.

Я не знаю, предполагал ли он такой результат, но в начале у него был план - хотя он и находится в зале суда, выразил свою позицию полного безразличия и на самом деле так и сделал.

Тахара: Собственно говоря, что привлекательного почувствовали в Асахаре Мураи и другие руководители, почему они стали доверять Асахаре?

Симада: Вот программа от 91 года. Я тоже там участвовал. Тогда указанную им реальность трудно было связать с инцидентами, указанная им реальность и сам Секо Асахара обладали силой захватить людей. Если бы этого не было, невозможно было бы создать за такой короткий период организацию в которой бы было 1000 монахов. Фактом является, что он религиозный деятель, который обладал силой собирать людей.

Тахара: Господин Симада, а сколько раз вы встречались с Асахарой?

Симада: Четыре раза.

Тахара: У него есть сила убеждения?

Симада: Я встречался с ним в программе «Прямой эфир до утра». Вы  помните, как он тогда сказал, что потерял зрение из-за кармы?

За это его раскритиковал человек из Буракумин(в Японии каста забойщиков скота, до сих пор в Японии подвергается дискриминации). Вышел  спор, и затем на страницах журнала “Сегодня” состоялась беседа главы Буракумин, в то время господина Комори, и Асахары. Я  несколько раз председательствовал на таких беседах. Проблема  дискриминации в японском религиозном мире - это та проблема, которую меньше всего хотят затрагивать. Но  до сего времени религии подвергались дискриминации, подвергаясь нападкам и критике, поэтому не было случая, чтобы обычный религиозный деятель выходил на такие позиции. Однако, Асахара решительно вышел. Тогда я подумал, что с этой стороны можно оценить Асахару.

Миядзаки Тэцуя: Его все оценили, точнее сказать он был тем, о ком думали как о чем-то настоящем.

Симада: Он отличался от религиозных деятелей бывших ранее.
Стенограмма записи беседы на японском ТВ




Источник: АУМ Синрике

Комментариев нет

Отправить комментарий