Responsive Ad Slot

Из цикла "Неведомое"

Книги

О сайте

2-х часовой специальный выпуск Такадзина “Можно ли о таком рассказывать?”

28 ноября 2011 г.

Миядзаки: То, что я действительно не понимаю в ходе этого судебного разбирательства инцидентов, так это факты, которые всплыли в ходе разбирательства. Наверное их менее 10 процентов на все Аумовские инциденты. Поэтому сейчас возникают мысли: “а будет ли хорошо, если повесят Асахару?”. Конечно, это непростительное преступление, но все равно есть такие мысли и нет удовлетворенности. Слишком уж много загадок

Тадзима
Тадзима: Да, у меня тоже есть много чего я там не понимаю. Например, есть ответственность религии Аум Синрике, ответственность Секо Асахары, как Гуру, ответственность Асахары по уголовному делу, ответственность верхушки организации и все это не получается умело проанализировать по отдельности.

Миядзаки: Именно так. Именно так.

Тадзима: На самом деле до нас как следует не дошла и не была проанализирована информация давал ли распоряжение Секо Асахара или нет.

Кацуя
Кацуя: Я думаю, что здесь есть две стороны: это проблема инцидента совершенного культовой религией и проблема обеспечения безопасности государством. Я смог найти следующие подходы к проблемам: причина, почему организация не страшна в том, что даже если нынешняя организация – это фанатики, в этом нет ничего страшного. Вопрос в том, что тогда стояло за Аум Синрике и почему Хаякава Киёхидэ часто ездил в Северную Корею? Общался с китайскими милитаристами или был связан с русской мафией? Почему Аум поехала в Россию? Почему погиб в сомнительном дорожном происшествии председатель комиссии по выяснению проблем Аум из нижней палаты парламента России? В то время Япония хотела прислать в Россию следователя, но почему же Мурояма из кабинета министров остановил это? Все покрыто мраком.

Миядзаки Тэцуя
Миядзаки: Несмотря на то, что было много внешнеполитических движений, информация об этом не появилась в процессе судебного разбирательства. Кроме того, как говорил Тадзима, остается спорным вопрос о том, выражал ли Секо Асахара решающее волеизъявление о распылении зарина. К тому же, почему врач Хаяси, который совершил преступления, за которые точно должен быть смертный приговор, получил пожизненный срок? Несмотря на то, что должна быть смертная казнь, почему пожизненный срок? О преступлении Асахары свидетельствует устное показание этого Хаяси. Есть еще человек, который был связан со сговором о зариновом инциденте в лимузине. Почему несмотря на то, что он был первым секретарем главы, он оказался невиновным?
Почему его отпустили как невиновного, несмотря на то, что он присутствовал на этом сговоре?

Кацуя: Наверное Мори в этом больше разбирается.

Мори: Я не очень хорошо осведомлен о делах пахнущих кровью, но как вы сказали, включая внешнеполитические важные факторы, остается много вопросов, например, почему же дверь в дом адвоката Сакамото была отперта?

Кацуя: Например, инцидент с прицельной стрельбой начальника Кунимацу, который вменяли Аум, был связан с Северной Кореей.
Миядзаки: Во время инцидента с Сакамото, он жил в квартире дешевого дома, так что все должно было быть слышно. Внизу жила семья и должна была слышать все, как же он исчез?

Мори
Мори: В начале расследования водитель грузовика, который жил под адвокатом Сакамото оставил устное показание, что слышал как женщина звала Сакамото, и с тех пор он пропал вместе с семьей. Поэтому в этом инциденте есть сколько угодно загадок.

Миядзаки: То, о чем мы сейчас говорим важно. Важен разговор о том, как исчезают важные свидетели. Например, скажу больше, находившийся в верхушке Аум Мураи был заколот в Токио в Южной Аояме, рядом с Главным центром Аум в Токио. Преступником был Дзе, проживающий в Японии кореец. В полиции и прокуратуре Дзе сказал, что его подстрекал совершить преступление глава банды, но несмотря на это, глава банды был выпущен как невиновный.

Кацуя: Если проследовать по всей информации, получится очень страшный разговор. Одно время я с увлечением это изучал, но стало слишком страшно, поэтому я перестал. Все связано с заграницей. Это агрессия по отношению к Японии в видоизмененной форме, в значительной степени проводится работа по проникновению в Японию.

Мори: Самой большой проблемой является то, что разные проблемы остаются не решенными, а так же остается невыясненным мотив, который является сутью проблемы и самым важным в уголовном деле.  
Когда был распылен зарин в метро, пытались выяснить, почему же они решили убить и ранить неустановленное большое количество людей, в суде пришли к тому что, чтобы скрыть зарин от приближающегося обыска, они распылили зарин.
Если сказать по другому, то получается то же самое, как если убить человека, чтобы скрыть мелкое воровство.

Кацуя: То же самое относится к инциденту Аяки из Акиты. Когда ее дочь совершила инцидент, для того, чтобы отвести глаза полиции от действий дочери, она совершила преступление, больше бросающееся в глаза. .

Мори: В некоторых местах не верится в историю, которую написала прокуратура. И по отношению к этому остаются загадки и неудовлетворенность. Так как не понятны мотивы, пробуждается страх и беспокойство. В конце концов, увеличивается управление по кризисным ситуациям, и тема второй части нашей передачи связана с отклонением общества в сторону правых политических сил. Я думаю, что это побочное действие, которое привнесла в японское общество Аум.

Миядзаки: Я попытался провести документальную передачу про Аум на телевидении, связанном с издательством Асахи симбун, где я и Мори хотели провести беседу о фильмах “А” и “А2”. Нам не разрешили. Но сколько бы мы ни спрашивали, почему нельзя, сверху не было никакого ответа. Просто говорили нельзя, значит нельзя. То есть, даже когда я спросил добавив: это потому что руководство Асахи симбун знает, что содержание фильма “А” об Аум положительное? Но и на это не было ответа.

Комментариев нет

Отправить комментарий